ФЭНДОМ


Почта Анк-Морпорка (англ. Ankh-Morpork Post Office) — организация в вымышленной вселенной Плоского мира в серии книг Терри Пратчетта.

Впервые почтовая служба Анк-Морпорка упоминается в книге «К оружию! К оружию!». Более подробно история этого учреждения изложена в книге «Опочтарение» и в «Ежегоднике Плоского мира» за 2007 год (англ. Discworld Post Office Diary 2007).

История Править

Почтовая служба Анк-Морпорка насчитывает многолетнюю историю. Она была основана королями Анк-Морпорка и называлась Королевской почтой. В прошлом городская почта была эффективно работающей организацией, которой управляли Главный Почтмейстер и Главный Почтовый Инспектор. Во многочисленных почтовых отделениях, расположенных по всему городу, и в роскошном здании главного почтамта трудились сотни служащих. Профессия почтальона считалась почётной, и на почте работали целыми семьями, образуя настоящие трудовые династии. Почтальоны гордились своей нарядной синей униформой с ярко-медными пуговицами, а Главному Почтмейстеру полагалась специальная позолоченная шляпа с крылышками.

Убранство здания Главного Почтамта отличалось роскошью — с потолка свисали две огромные хрустальные люстры, прилавки в центральном зале были сделаны из редких сортов дерева, отделанные полированной бронзой, а по периметру центрального зала тянулись балконы с ажурными кованными решетками.

Фронтон здания был украшен девизом почтовой службы, выложенным большими бронзовыми буквами: «НИ ДОЩЬ, НИ СНЕК, НИ МРАК НИБЕСНЫЙ НЕ УДЕРЖАТ ВЕСНИКОВ СИХ АТ ИСПАЛНЕНИЯ ДОЛГА».

В здании Почтамта постоянно толпился народ, а со двора каждые несколько минут отправлялись почтовые кареты, развозящие письма как по Анк-Морпорку, так и далеко за его пределы. В те дни почта доставлялась регулярно и с завидной скоростью.

Однако, во времена, описываемые в книгах «К оружию! К оружию!» и «Опочтарение», почтовая служба пришла в полный упадок. Здание главного почтамта было закрыто, а персонал распущен. Мебель и хрустальные люстры были украдены, с фронтона исчезла часть бронзовых букв, а к самому девизу кто-то добавил список препятствий, непреодолимых для почтальонов:

«В СПИСАК НЕ ВХОДЯТ:

  • камни
  • троли с дубинами
  • драконы всех сартов
  • г жа Торт
  • агромныи зиленые существа с зубами
  • любово вида черные сабаки с аранжывыми бравями.
  • Туман.
  • Гаспажа Торт».

Крах Править

Бедствие, приведшее к краху городской почты, было вызвано стремлением Главного Почтмейстера Ковербая (англ. Cowerby) повысить эффективность работы. Главный Почтмейстер заказал знаменитому архитектору и изобретателю Бергольдту «Чертову Тупице» Джонсону машину для сортировки писем. «Чертов Тупица» Джонсон с энтузиазмом взялся за работу и переделал под сортировочную машину сконструированный им же орган. Машина прекрасно работала, но, как довольно скоро выяснилось, создавая её, «Чертов Тупица» Джонсон решил исправить досадное для него упущение, а именно то, что число Пи является не целым числом. Сконструированная им машина искривляла пространственно-временной континуум таким образом, что её внутренние части оказывались в той реальности, где число Пи было равно трем. Результат оказался ужасающим. В машину стали попадать все письма, существующие в других реальностях, в том числе и из будущего времени. Машина могла внезапно извергнуть тысячи вариантов одного и того же письма или выдать письма, которые будут написаны в следующем году. Она так же оказалась способна производить письма, которые были запланированы, но так никогда и не были написаны, и письма, которые поклялись написать, но не сдержали своего обещания. Таким образом, машина «Чертова Тупицы» Джонсона сделала реальными все письма, существующие в потенции. Очень скоро здание почтамта оказалось забитым неотправленными письмами. Вызванные для консультации волшебники из Незримого Университета, установили, что машину невозможно отключить, потому что она существует во множестве реальностей и уничтожение машины может привести к уничтожению всей вселенной.

Никто и никогда не смог бы доставить такое количество писем. Их становилось все больше и больше, пока Главный Почтовый Инспектор Рамбелоу (англ. Rumbelow) не разбил машину ломом, несмотря на предупреждения волшебников. Машина остановилась, но все пятиэтажное здание оказалось забитым почтой — от подвала до чердака. Новую почту перестали принимать и почтамт был закрыт, а персонал уволен. Почтовые кареты вместо писем стали перевозить пассажиров.

Ситуация ещё больше усугубилась с открытием способа скоростной передачи информации — семафорной почты.

Возрождение Править

Во время событий книги «Опочтарение», лорд Витинари решил вернуть почтовую службу к деятельности. Но четыре чиновника, которых он назначал на пост Главного Почтмейстера, погибли при загадочных обстоятельствах в течение пяти недель, причем один из них был выпускником Гильдии Убийц.

Тогда лорд Витинари предложил пост главы городской почты Мойсту фон Липвигу — профессиональному мошеннику, приговоренному городским судом к смертной казни. Поскольку отказ от предложения означал для Мойста фон Липвига верную смерть, ему ничего не оставалось делать, как согласиться. Лорд Витинари приставил к нему в качестве помощника и надзирающего офицера голема Помпу (англ. Pump).

В заброшенном здании главного почтамта Мойст фон Липвиг обнаружил завалы неотправленных писем и двух последних служащих, которые присматривали за зданием, не получая за это никакой оплаты: младшего почтальона Толливера Гроута (англ. Tolliver Groat) и стажера Стэнли Хоулера (англ. Stanley Howler). Пройдя испытание на профессиональную годность, Мойст заслужил доверие престарелых почтальонов, вышедших на пенсию, которые основали нечто вроде ордена работников почты. Удостоверившись в том, что новый Главный Почтмейстер соответствует их ожиданиям, они выдали Мойсту фирменную позолоченную фуражку с крылышками и вернулись на работу, чтобы помочь ему разгрести бумажные завалы. Впервые за много лет почту вновь стали доставлять адресатам. Мойст также обнаружил, что его предшественники погибли, попав под воздействие иллюзий, вызываемых неотправленными письмами. Погибшие почтмейстеры видели почтамт таким, каким он был много лет тому назад: с неразрушенными полами и лестничными пролетами, с балконами, опоясывающими по периметру центральный зал, заполненный суетящимися клиентами и служащими, и забывали об осторожности.

Когда завалы писем стали уменьшаться, иллюзии исчезли.

Настоящее время Править

Как только письма вновь начали разносить, иллюзии прекратились. Постепенно вся неотправленная почта была доставлена по адресам и городское население стало вновь пользоваться услугами почтовой службы. Мойст фон Липвиг восстановил полуразрушенное здание главного почтамта. Ему удалось вернуть полированную мебель, хрустальные люстры, недостающие бронзовые буквы с фронтона, а также почтовые кареты и лошадей. С возрождением почты, большинство старых сотрудников вернулись на свои места. В самых отдаленных районах города открылись новые почтовые отделения.

Чтобы ускорить и облегчить оплату почтовых услуг, Мойст фон Липвиг изобрел почтовые марки — бумажные полоски с рисунками, которые приклеивались на конверты в знак свидетельства оплаты почтовых услуг. Очень скоро марки стали пользоваться большой популярностью у коллекционеров, и самые первые марки оцениваются теперь намного выше своей номинальной стоимости. Другие города и страны подхватили инициативу Анк-Морпорка и наладили выпуск собственных марок.

Персонал Править

Источники Править