ФЭНДОМ


Гильдия Шутовских Дел и Баламутства  — организация в вымышленной вселенной Плоского мира в серии книг Терри Пратчетта.

Девиз — DICO, DICO, DICO (говорю, говорю, говорю)

Несмотря на кажущуюся несерьёзность профессий, получаемых в этой Гильдии, её выпускники, наряду с выпускниками Гильдии Убийц и Незримого Университета, пользуются большим спросом по всему миру.

Как и многие другие гильдии, она предоставляет своим питомцам приют, следит за соблюдением инструкций, а также дает образование. В отличие от других гильдий, в неё не принимают детей, не имеющих склонностей к клоунаде или повышенному риску. В Гильдию Шутов в основном поступают сыновья шутов и клоунов. В этом дружелюбном месте каждого перспективного школяра, обладающего изумительно уродливым горбом, многообещающим дефектом речи или каким-нибудь другим смешным недостатком, ожидает гостеприимно летящий в лицо торт со взбитыми сливками.

Гильдия называет шутами всех своих членов, невзирая на то, какой род деятельности те для себя выбрали — клоунаду или жонглирование.

Новички, поступившие в Гильдию, проходят обучение у более опытных шутов и, если они обладают некоторым интеллектом, через пять лет сами становятся дипломированными шутами. За эти годы они проходят обучение по следующим курсам: Гримасничание, Надувательство, Дурачество и Потасовка. Однако, после получения диплома, студенты обнаружат, что хотя их и штаны полны белил, они находятся на самой нижней ступени Шутовства. Честолюбивого студента будут манить такие вышестоящие звания, как Шутище, Тупой Шут и Архишут, а в назначенный срок он, быть может, даже поборется за звание Шута Горохового.

В Гильдию не принимают женщин. Было доказано, что у женщин вообще нет чувства юмора.

История Править

Гильдия была основана в 1567 году. В те времена она называлась «Гильдия Шутов, Весельчаков, Менестрелей, Фигляров и артистов пантомимы». Её основателем считается месье Жан-Поль Каламбурь, мастер из Щеботана, которого привели в Анк-Морпорк поиски людей с более хорошим чувством юмора (не пытающиеся утопить шутника).

Но традиции шутовства и фиглярства существовали на Диске задолго до основания Гильдии. Первыми шутами, согласно историческим хроникам, были опытные воины, которые обычно входили в ближайшее окружение короля. На поле битвы они демонстрировали не только храбрость, но и остроумие, прорубаясь сквозь толпу врагов со колкими замечаниями. Они также были советчиками и наперсниками королей, чья основная роль заключалась в том, чтобы в трудную минуту дать королю задушевный совет — например, что ему не мешало бы помыться или одернуть кольчугу.

У королей Анк-Морпорка также были свои придворные шуты. В хрониках упоминается придворный шут Уилл Сентанкулус, которого старательно избегали жители города. Большинство аристократов также имели своих шутов, которые поставлялись из Сорбоммы — Щеботанского Общества Шутников, также основанного месье Жан Поль Каламбурем. Кроме того, на Равнине Сто и в Овцепиках существовали независимые объединения шутов.

Месье Каламбурь относился к юмору достаточно серьёзно и выбрал для своей школы полуразрушенное здание заброшенного монастыря. Несмотря на свое отличное месторасположение, здание бывшего монастыря было на редкость непривлекательным. Примерно в это же время находящаяся по соседству Гильдия Убийц получила гильдийный статус, и месье Каламбурь, моментально распознав великолепные перспективы, подал прошение о присвоении такого же статуса своей ещё не существующей школе. По воле забавного случая, Гильдия Шутов, Весельчаков, Менестрелей, Фигляров и артистов пантомимы была образована до того, как в неё поступил первый студент.

Месье Каламбурь путешествовал по всему миру в поисках опытных шутов, паяцев, идиотов и других специалистов, чтобы предложить им место преподавателей в новой Гильдии. Он собирался ввести в школе аскетичный режим, занятия от рассвета до заката, а также пообещал ледяные ванны, жёсткие деревянные топчаны, самобичевание, отвратительную еду и долгие часы дотошного конспектирования рукописей, содержащих драгоценные крупицы истинного юмора.

В результате, в школе собралась целая коллекция эксцентричных неудачников, аутсайдеров, садистов и социопатов. В прошлом большинство школяров погибали от недоедания, переохлаждения или отравления ядовитыми страницами манускриптов. В наши дни, вследствие предписаний лорда Витинари касательно вопросов здоровья и безопасности, все больше студентов доживают до выпуска. Стоит отметить, что артисты пантомимы недолго протягивают после получения диплома, попадая в тюрьму, согласно приказу того же лорда Витинари. Набор учащихся, так же как и набор преподавательского состава, и поныне проводится по предписаниям месье Каламбуря — великой традиции, дожившей до наших дней.

В прежние времена в Гильдию поступали те, кому не удалось поступить в другие учебные заведения города. Хотя Гильдия Шутовства предлагает и всегда предлагала высокие стандарты образования, тот факт, что вашего ребёнка будут квалифицировать, как частичного идиота, все ещё накладывает некоторое социальное клеймо, и только очень странные родители и, конечно же, сами Шуты посылают своих детей в Гильдию.

За долгие годы влияние Гильдии настолько усилилось, что в цивилизованных странах Диска практически не осталось шутов, которые не были бы выпускниками Гильдии. Было также высказано предположение, что новая Гильдия стала обширной шпионской сетью, получающая со всех концов света ценную информацию от своих членов, которая затем используется для обогащения гильдийного совета. Таким образом, богатство Гильдии основано на «ЛОВКОСТИ С ТОРТАМИ, ТЩАТЕЛЬНОМ КОНТРОЛЕ ЗА РАСХОДАМИ» и тому подобных дурачествах.

В 1788 году Гильдия выкупила Ля Сорбомму и теперь там находится летняя школа.

Гильдия Шутовства занимает странное положение в анк-морпоркоском обществе. Высшее общество старательно избегает контактов с членами Гильдии, но огромные пожертвования, которые делают Главы Гильдии (начиная с Каламбуря) помогает ей сохранить высокий статус в городском совете. Однако, с доктором Пьерро обращаются как с лидером политической партии, которая никогда не сможет образовать правительство.

Поскольку лорд Витинари, нынешний правитель города, запретил представления мимов, артисты пантомимы были удалены из названия Гильдии.

Здание Гильдии Править

Главное здание Гильдии расположено на углу Противовращательной и Божественной улиц (англ. God Street и англ. Widdershines Broadway, «The Discworld Companion»). Здание Гильдии Шутов представляет резкий, но довольно поучительный контраст с Гильдией Убийц, расположенной по соседству. Одно из них — просторное, но уютное здание, чьи коридоры заполнены звонким смехом школяров, а аудитории — старательными учениками, с неподдельным интересом изучающих любимые предметы. Второе — мрачное, даже зловещее место, где угрюмая тишина лишь изредка нарушается сдавленными рыданиями. В одно здание в любое время можно войти через гостеприимно распахнутые ворота, так что каждый выпускник может принять участие в очередной студенческой вечеринке. Другое — обучает своей недостойной профессии за плотно закрытыми дверями и простые люди стремятся поскорее проскочить мимо зловещего здания. Из одного выходят люди, о которых общеизвестно, что в соответствии со своими обязанностями они иногда режут, отравляют или убивают каким-либо другим способом своих клиентов. Зато они не заставляют вас верить, что вылить кому-нибудь ведро краски в штаны уморительно смешно.

Мало известно об истории здания Гильдии, но в ранних хрониках Незримого Университета оно называется «Чумным домом». Последними его обитателями до загадочного пожара и строго локализированного землетрясения, были монахи Орден Братства Проклятого Зота, Неумирающего Рендериста.

Вскоре после этого руины были выкуплены под школу шутовства и они были отремонтированы и перестроены. Тем не менее, многие части здания сохранили определённое монастырское очарование, в особенности Кабинет Шипов (хотя механизм больше не работает.)

Почти весь нынешний фронтон здания, включая знаменитый Красный Нос, был спроектирован великим архитектором «Чертовым тупицей» Джонсоном. Его не менее знаменитая водяная пушка, выполненная в форме гигантской ромашки, более не используется из-за несчастного случая утопления, и в настоящий момент находится в Музее Гильдии вместе с комической метательной машиной (мечущей торты со взбитыми сливками), которая когда-то приветствовала посетителей. Она была задумана для того, чтобы гости Гильдии буквально на пороге приходили в требуемое весёлое расположение духа, но к сожалению мистер Джонсон недооценил действие, оказываемое даже такой мягкой субстанцией, как взбитые сливки, летящей со скоростью 300 миль в час.

Здание построено в виде круга или кольца, центр которого постоянно используется для тренировок и зимой затягивается парусиной. В центре находится стрельбище из цветочных петлиц и мишени для тортометания (резервуары с белилами и взбитыми сливками были установлены на крыше, чтобы их было легче распространять по всему зданию).

Затем взбодренные и успевшие очистить себя посетители проходили в Офис Забавы, в котором обычно заседает совет Гильдии. Ходили довольно оскорбительные разговоры, что Гильдия отстала от времени, но в наши дни не менее трех новых шуток в год рассматриваются Советом и хорошая шутка или номер может пройти через все инстанции и комиссии всего за какие-то двадцать лет.

Некоторые из самых ранних шуток выставлены в музее, включая скудные остатки настоящего торта, который, как знает каждый шут, был неумышленно использован Гильбертом Глупым, когда тот поскользнулся на бараньей кости в длинном доме Пикрика, Ярла Нафингфьорда, и залепил тортом прямо в лицу ярлу. Конец истории. Студенты Истории шутовства до сих пор посещают его могилы, которые, благодаря необычному недостатку чувства юмора у Пикрика, в изобилии расположены вокруг Нафингфьорда, причём некоторые из них в довольно недосягаемых местах.

Сердце Гильдии — Зал Лиц.

Самое известное место в Гильдии, о котором наслышаны практически все. В огромном зале ровными рядами располагаются сотни яиц, на каждое из которых нанесен грим всех членов Гильдии (в зале также хранится полная документация о костюме каждого шута, его номерах и тп). Сотни грустных, веселых, плачущих или злобно ухмыляющихся физиономий глядят на вас со всех сторон… Очевидцы говорят, что скорее согласились бы провести ночь на кладбище, чем в этом Зале.

Мало кто осознает подлинное значение этого Зала — клоун, это его лицо и клоунов распознают не по их именам, а по их лицам, вернее маскам. У каждого клоуна должна быть своя маска, не похожая на другие, и для того, чтобы создать свое собственное неповторимое лицо и существует Зал Лиц.

Использование чужого лица, за исключением особо оговоренных случаев, строго запрещено и наказывается смертью. Для клоуна лицо является его удачей. Умирающий клоун может завещать свой грим сыну или может выставить его на аукцион в Гильдии. Имя, полный грим, костюм и номера известных клоунов оцениваются в несколько тысяч долларов. Так, клоун Великий Базонко представляет свои интермедии уже четыре сотни лет. Уже триста лет главой Гильдии является доктор Пьерро. Он работает в том же самом кабинете, носит тот же самый костюм и накладывает тот же самый грим. Люди приходят и уходят, но доктор Пьерро остается.

Рядом с Залом Лиц находится библиотека Попрыгунчика Нормо. О нём мало что известно, а сам он практически не разговаривал. Вскоре после прибытия в Анк-Морпорк, он получил убежище в Гильдии, поскольку ни одна другая Гильдия не пустила бы его на порог.

Существуют люди с совершенным броском, с абсолютным слухом и даже люди с зелёными пальцами. У Попрыгунчика Нормо было два странных таланта. У него полностью отсутствовало чувство юмора, но вместе с тем, он был просто изумительно забавен. Ему было запрещено выступать на публике после того, как три человека умерли от смеха, когда он просто стоял на сцене спиной к зрителям, не говоря ни слова. Люди багровели и катались по полу, просто наблюдая, как он брился. Все, что делал Попрыгунчик Нормо было опасно весёлым. В конечном счёте доктор Пьерро потребовал, чтобы Нормо надевал на голову бумажный пакет, но это, странным образом, только ухудшило положение. Люди просто падали от смеха, пытаясь представить, как смешон Нормо под пакетом.

В один прекрасный день он оставил короткую записку со словами «Над чем они все смеются?» и спрыгнул с крыши Здания Гильдии. Он приземлился на палатку с тортами со сливками, отскочил от неё на батут, используемый для практики Удивительных Штанов, оттуда перелетел на воздушную перекладину с Тремя Неумелыми Акробатами, которая отправила его через окно на второй этаж, где он приземлился на тележку с пирожными и, проехав на ней по длинному коридору, выехал через главный вход на улицу. Там его затоптал сбежавший слон. Семь свидетелей его самоубийства получили травмы различной степени тяжести в результате неконтролируемого смеха.

Попрыгунчик Нормо был идеальным клоуном. Он не рассказывал запрещённых шуток, всегда убирал за собой кровать, и, если бы кто-то перестал смеяться и смог бы поговорить с ним, он бы точно стал его другом. В память о Нормо библиотеке клоунов с её непревзойдённой коллекцией книг о шутках, каламбурах, розыгрышах и номерах, было присвоено его имя и его статуя была установлена перед дверью. Также в память о нём все ступени в библиотеке были заменены батутами. Гостям Гильдии надо обязательно посетить знаменитую библиотеку, но не следует забывать о защитной одежде.

Весёлые ребята Править

Комедия требует дисциплины, и дисциплина насаждается Весёлыми Ребятами, гильдийными блюстителями порядка, известными по прозвищу Кровавые Шуты.

В недавнем прошлом Весёлые Ребята патрулировали город, отслеживая незарегистрированные шутки и нелицензированное шутовство любого вида. Подобно Гильдии Воров, они реагировали быстро и незабываемо, представляя такие номера, как «цемент в штанах» и торт со «сливками». Мало кому из клоунов может потребоваться второй урок.

Хотя мы живем в более цивилизованные времена, но до сих пор Весёлые Ребята во главе с капитаном «Хлопушкой» Ноджером патрулируют все здания Гильдии и развлекательные места, и разбираются с провинившимися незамедлительным и (по крайне мере для зрителей) занятным способом.

Главы Гильдии Править

Месье Каламбурь Править

(англ. Mr. Pune)

Первым главой Гильдии был её основатель месье Каламбурь. На Плоском мире его имя стало нарицательным, дав название шутливой языковой игре со словами. Несомненно, что и до него отдельные энтузиасты предпринимали грубые попытки играть словами, но Каламбурь был первым, кто всесторонне исследовал это явление и описал его своей труде (англ. «Essey on a form of wit»), в котором он распределил 160,000 слов на пять классов и семьдесят три подкласса каламбуров.

Каламбурь также был первым, кто развил искусство произношения скобок, неоценимая помощь для тех остряков, которые выступают перед аудиторией, страдающей недостатком интеллекта с остротами типа: «Вопрос: От чего гусь плавает? Ответ: От берега» (один их первых каламбуров Каламбуря, за который его облили смолой и вываляли в перьях).

Доктор Пьерро Править

(англ. Dr. Whiteface)

Бессменный глава Гильдии в течение последних трех сотен лет. Его называют «белым клоуном», потому он носит блестящие белые одежды, остроконечную белую шляпу и непроницаемый белый грим на лице. У него нарисованные двумя тонкими полосками губы и изящные черные брови. Его боятся все клоуны.

Нынешний глава Гильдии доктор Пьерро жестко и уверенно руководит подчиненными. Он является, по сути, не клоуном, а трудолюбивым администратором (и отнюдь не жестоким манипулятором, как его называют за глаза).